перейти к содержанию журнала №12 (237), Декабрь 2016г.   перейти к содержанию журнала №04 (234), Апрель 2016г.   перейти к содержанию журнала №02 (233), Февраль 2016г.   перейти к содержанию журнала №11 (232), Ноябрь 2015г.   перейти к содержанию журнала №09 (231), Сентябрь 2015г.   перейти к содержанию журнала №08 (230), Август 2015г.    на главную страницу сайта
СОДЕРЖАНИЕ
№02 (141), Февраль 2007г.
КОЛОНКА РЕДАКТОРА
ДЕЛОВАЯ ХРОНИКА
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
ТЕХНОЛОГИИ
ПОТРЕБИТЕЛЬ
PR-ЭКСПЕРТИЗА
ИНВЕСТИЦИИ

КОЛОНКА РЕДАКТОРА   

Кому достанется ответственность за банковский надзор

Несмотря на то, что основная масса банков была просеяна сквозь сито уже полтора года назад, проблемы российского банковского надзора попали в центр общественного внимания только в этом феврале. Тема эта получила серьезную огласку, в том числе и благодаря стимуляции «письмами Френкеля», вброшенными в околобанковскую среду Алексеем Мамонтовым, давним оппонентом действующей практики надзора за банками. В результате дело дошло до Парламентских слушаний, подавляющее большинство участников которых отметили необходимость скорейших реформ этой сферы. Слушания показали, что накопившиеся противоречия уже достигли точки кипения: оказалось, что Банк России реализует параллельное законодательству нормативное регулирование, набирая критическую массу «виртуальных прегрешений» (связанных, в основном, с приписываемым им несоблюдением закона 115-ФЗ) на банки, совершающие, по мнению его руководителей, реальные правонарушения. Подлинной же причиной отзыва лицензий у подавляющего большинства банков в 2006 году стало их участие в обналичивании денежных средств. Сергей Игнатьев, Председатель Банка России, объясняет это так: «... я считаю, что для тех лиц, которые реально контролируют эти псевдобанки <занимающиеся обналичкой>, такие ключевые понятия для банковского бизнеса, как доверие, репутация абсолютно ничего не значат. Как они обманывают российское государство (уходя от налогов), точно так же, с такой же лёгкостью они, как говорят, кинут своих кредиторов, своих вкладчиков, случайно забредших в такие банки. А раз так, то данные банки – псевдобанки – представляют серьёзный системный риск ...»

Однако может ли такая надзорная политика Банка России быть однозначно оценена только как очищение банковской системы от неблагополучных банков? «Как же можно достичь основной цели осуществления банковского надзора – стабильности банковской системы, защиты интересов вкладчиков и кредиторов, если вся надзорная деятельность направлена на противоположное – отзыв лицензий по основаниям, не связанным с финансовым состоянием, который к тому же ущемляет права вкладчиков и кредиторов?» – спрашивает Владислав Резник, председатель Комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам. По его мнению, Банк России в подавляющем большинстве случаев (а в течение 2006 года Банком России было отозвано 60 лицензий на осуществление банковских операций) применял, с правовой точки зрения, сомнительные основания, которые позволяли отзывать лицензию с помощью искусственно сконструированных правонарушений. Поэтому основная задача совершенствования банковского надзора состоит в серьёзной реконструкции норм банковского законодательства, прежде всего, касающихся процедур и оснований отзыва лицензий на осуществление банковских операций, их законодательное закрепление.

Дело дошло до того, что стало всерьез обсуждаться освобождение Центрального банка от надзорных полномочий. Уже существует несколько сценариев такого развития событий, включая как выведение надзорного блока в обособленную организацию – подразделение, подчиненное, например, непосредственно все тому же председателю Банка России, так и подключение к надзорному процессу других участников – институтов, независимых от него в административном отношении. В качестве претендентов называются: Агентство по страхованию вкладов (АСВ), Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) и даже Росфинмониторинг. Идея этой реформы – в передаче функции Комитета банковского надзора более открытому, прозрачному коллегиальному органу. Как утверждается, в надзорном процессе это сможет существенно снизить риск принятия им ошибочных решений, а самое главное – укрепит общественное доверие к надзору. Теоретически можно и красиво, и просто, конструировать любые модели и нововведения, однако их результативность на практике во многом будет зависеть от того, кто их будет реализовывать. У Андрея Козлова, наверное, получилось бы лучше других, но его не вернуть... Кто сегодня способен наладить и возглавить такую работу? Кому достанется ответственность за банковский надзор?

Вероника Новикова

      Яндекс цитирования   Rambler's Top100 © Аналитический центр финансовой информации, 2005-2006
Для корреспонденции в редакцию журнала: info@abajour.ru
Вопросы, пожелания и замечания по сайту: web@abajour.ru